Как Моисей спасал кота

27F2V2lFfv8 888x544

Дима Денисов привык к беспорядку и считает случайности божественным вмешательством.

Он разговаривает со своими детьми откровенно, старается не огорчать жену, потому что так обижаешь самого себя. И хотел бы останавливать время.
В самом начале семейной жизни были попытки с помощью молчания показать своё недовольство, но какие-то неуклюжие, детсадовские. В небольшой квартире всё равно друг от друга не убежишь. И когда молчащая жена сталкивалась со мной, например, в коридоре, то отворачивалась, чтобы не показывать свою улыбку (а я-то видел!), и сделать вид, что серьёзно негодует. Короче, не получалось у нас молчать. Всегда стараемся разговаривать. Чем дольше знаем друг друга, тем больше приходит желание «не искать своего» (1 Кор. 13:5), не делать того, что может огорчить. Если семья одно целое, то когда обижаешь жену, то, получается, что обижаешь себя. Сейчас даже по-нормальному и поссориться уже трудно.

Неудобных тем в разговоре с детьми у нас нет. Если появляется какой-то вопрос, то они подходят к нам и спрашивают. Откуда берутся дети, они уже знают. Без всякой там капусты и аистов, конечно, всё в рамках их возраста. Помогла детская книга про строение тела человека. Как-то из школы старшие принесли слово «секс». Стесняясь, спросили нас, что оно значит, потому что другие ребята в школе его употребляли и хихикали. Мы им дополнили свой рассказ новым понятием, а они сказали: «А, мы это уже знаем! Вы нам раньше об этом говорили».

С понятием «смерть» они тоже знакомы. Потому что у приёмных сыновей кровные мамы умерли. И вопрос про смерть был логическим продолжением темы появления человека на свет.

Люди с физическими недостатками тоже не являются для наших детей удивлением. Все три сына относятся к категории детей с ограниченными возможностями здоровья. В коррекционной школе, где учатся старшие, есть ребята с нарушениями слуха и речи, с задержкой психического развития и умственной отсталостью, с дефектами лица. И они играют друг с другом, общаются. Дети очень открыты к общению, даже на тему своих недостатков, добры. Но с возрастом, когда видят, что здоровые сверстники их отвергают, а взрослые держат дистанцию, боясь обидеть, они начинают замыкаться, общаться только со своим кругом. Это, конечно, наша боль как родителей и, одновременно, наша задача — сделать так, чтобы они остались общительными, добрыми, не озлобились и не замкнулись в себе.

У старшего сына с раннего возраста проблемы со слухом, и речь достаточно специфическая, а у младшего пока ещё свой лялечный язык. Фабрикой по производству перлов у нас служит Костян. Например, раньше он фильм «Хроники Нарнии» называл «Норники Нарнии», а Самсон и Далила у него были Самсон и Галина.

Иногда жена по утрам ходит и сама себе вслух напоминает, что надо бы не забыть покормить домашнюю скотину, имея ввиду двух кошек. Пятилетний Костя этот момент запомнил. И когда читали историю про переход израильского народа через воды моря, там была фраза про то, что каждый переходил со своим скотом. И Костя спросил: «И что, все люди взяли с собой своих котиков?» Моё воображение сразу рисует такую картину: стоит грозный Моисей посреди стен воды, в одной руке он держит посох, а в другой — кота. Когда себе это представляю, всегда улыбаюсь.

Наши дети не зарегистрированы в соцсетях. Мы учим их быть честными во всём. Если, например, политика ВКонтакте говорит о том, что детям до 14-ти лет нельзя, то значит нельзя. Да и у старших сыновей особого желания нет. Изредка пользуются скайпом для общения с одноклассниками.

Актуально, как мне кажется, было бы иметь суперспособность всё успевать. А лучше успевать не всё, а то, что действительно нужно, самое главное. Хочется иногда уметь останавливать время.

Подарки в привычном понимании — коробочка или пакетик с сюрпризом — у нас как-то не прижились (детям, конечно, дарим). Однажды я подарил Наташе букет цветов. Через несколько дней она мне сказала: «Дима, не дари мне больше цветы, они вянут! Это бесполезная трата денег». Я даже обрадовался, как камень с плеч. В этом вопросе мы нашли друг друга… Обычно подарки на Дни рождения у нас происходят так: мы выделяем определённую сумму из бюджета и едем выбирать подарок вместе. И важен не столько сам подарок, а время, когда мы можем вдвоём куда-то выбраться. Если человек тратит на вас что-то дороже, чем деньги — своё время, — то это уже о многом говорит. Как правило, в каждый её День рождения у нас дома появляются новые книги.

Первая моя молитва с утра — благодарение. Это даже как-то само собой получается. Открываешь глаза, оглядываешься вокруг, смотришь в окно и понимаешь, что без Бога всего, что есть, могло бы и не быть.

 

Вечерние чтения с детьми обычно проводит жена. Читают и детскую Библию, и художественные книги, и стихи. Когда детей усыпляю я, то провожу с ними вечерние пения — играю христианские песни на гитаре, и они засыпают. Но чтения и пения у нас проходят не каждый вечер. Чаще дети засыпают сразу, как только ложатся. Потому что три несовершеннолетних парня в одном доме — это бурлящая энергия и постоянный шум. Они за вечер способны так вымотать друг друга, что еле доносят себя до кровати.

Старшего в раннем детстве мы называли производными от его имени — Лукич, Лучик, Лукашик. Когда к нам пришёл Костя, он себя называл Костя Денисов Костя Дмитриевич, вот так длинно. И мы его тоже какое-то время так называли. Или, например, Кистинтин. А Тимофея я иногда называю Тимпан (это музыкальный инструмент в Библии), потому что он очень любит петь и танцевать под любую музыку. Главное, чтобы то, как мы называем детей, их не обижало. Потому что в Библии написано, чтобы отцы не раздражали своих детей (Ефесянам 6:4).

Мои прозвища в школьном детстве были разные. В начальной школе мы называли друг друга сказочными персонажами и животными. Самые обидные прозвища были в средней школе. А к старшим классам это всё как-то ушло. Но Денисом меня называли всегда — путали фамилию с именем. Если раньше я на это раздражался, то сейчас делаю скидку на человеческую память.

Самое дальнее, куда мы ездили всей семьёй — это Давлеканово в Башкирии (там живут Наташины родители), 100 километров южнее Уфы, а от Перми получается 700 км. Запомнился случай, который произошёл с нами в конце 2014 года зимой, когда мы возвращались вчетвером обратно в Пермь (Тимофея тогда ещё с нами не было). Тогда с утра весь день не задался. Я запланировал выехать пораньше, чтобы приехать домой засветло. На выезде из Давлеканово мы проткнули колесо. Решили вернуться и отремонтировать. Выехали только в обед. А на одной из стоянок вечером, когда уже начало потихоньку темнеть, к нам подошёл средних лет человек. Его вид не внушал доверия, потому что он выглядел как человек криминальных кругов. Поинтересовавшись, нет ли у нас выпить чего покрепче, и узнав, что мы не пьём, завёл разговор о вере. Мы напоили его горячим чаем и угостили кексами. Через какое-то время подошёл его друг, чтобы увести. И перед тем, как уйти, этот человек сказал: «У меня очень тяжёлая жизнь. Я подходил к разным людям и пытался говорить с ними о Боге. Кто-то отгонял меня, кто-то спорил. А в вас я увидел, что вы живёте так, как верите. Вы напоили меня и накормили хлебом не только для тела, но и для ума и сердца. Спасибо вам». И тогда мы поняли, что весь тот день был для него.

Дети, семья помогают избавиться от перфекционизма, от того, что всё должно быть идеально: когда книжки не порваны и не изрисованы, все игрушки целые, одежда выглядит как новая, нет никаких убытков, всё везде чисто и на своих местах, дома тихо и никто не капризничает. С ними приходится резко менять планы и подстраиваться под общий хронометраж. В таких условиях учишься жить просто, получать удовольствие от обычных вещей, незапланированных радостей, воспитываешь себя больше, чем жену и детей. Не сетуйте на то, что кто-то в вашей семье постоянно опаздывает и витает в облаках, потому что эта спонтанность часто приносит разные божественные вещи и встречи в ваш распорядок. Нужно просто научиться их видеть.